Выступление Ольги Петровой на открытии выставки 5 ноября 2019 года

Выступление Ольги Петровой на открытии выставки «На индустриальных скоростях» 5 ноября 2019 года в культурном центре «Покровские ворота».
Ольга Петрова, профессор МГИК, кандидат искусствоведения, театровед, искусствовед, арт-критик. Автор более 200 телевизионных авторских программ по истории изобразительного искусства и современному искусству.

Спасибо, Алексей. Это, действительно, показатель доверия ко мне, потому что вы же сами понимаете, что ваши работы очень непросты. И для того, чтобы в них проникнуть, чтобы понять их сущность, не просто оценить внешнюю форму, но и глубинное содержание – для этого все-таки надо каким-то определенным запасом знаний обладать не только по искусству, но и по современным… по конкретике современного мироздания. Потому что, действительно, все ваши работы – они очень философичны и полны, с одной стороны, тревогой, с другой стороны, восторгом, как мне кажется. Потому что, действительно, цивилизация – она дает нам и массу всяких благ, но, в то же время, она и губит то, что изначально создано. Это еще Жан-Жак Руссо заметил в конце 18-го века. Он сказал «назад к природе», потому что уже тогда он боялся, что цивилизация испортит именно природу, и пошатнутся основы мироздания. И вот как бы ваша выставка – она вот об этом и говорит – назад к природе. То есть, это невольный такой призыв, который здесь читается.

Сегодня здесь два художника – Алексей Кукушкин и Марина Имар. И, может быть, и хорошо, что два, потому что очень интересно сравнивать близких по духу, близких по тематике, но при этом, в общем, разных художников, которые очень легко узнаваемы. Именно между вами двоими, мне кажется, достаточно легко определить, какая работа Марины, какая – Алексея.

В общем, наверное, Алексей, я начну с ваших работ, потому что, действительно, то, что вас интересует, — это более такие глобальные индустриальные объекты. Вот северная нефть, вот этот вот питерский пейзаж. Еще один питерский пейзаж. Вот тот, в серых тонах выдержанный. Мне кажется, он очень такой точный, очень холодный и полный такой индустриальной сухости. Но это хорошо, потому что это именно тематика и выставки, и вашего мировоззрения. С другой стороны, вот Дубай, например, «Новый Дубай». Это работа, полная символики, потому что, действительно, в пространстве водно-воздушном вырастают такие непонятные объекты, которые кажутся чем-то фантастическим. Действительно, эти произведения, вот эти небоскребы – они, правда, растут фантастически. Вы вот передали, что это действительно какая-то фантастика, выросшая буквально ниоткуда.

Алексей Кукушкин и Ольга Петрова

Но, соответственно, есть и более конкретные работы, которые… мне сложнее запомнить названия. Вот, например, вот эта вот работа, которая называется «Склад…ГСМ». Горюче-смазочных материалов.

Это тоже, что мы видим в промзонах Москвы, любого города. То есть, это огромный объект, который занят чем-то непонятным. Там очень много металла, очень много всякого всего складировано. И тоже как-то становится даже немножко тревожно, страшно, потому что это поглощает природу и окружение и подчиняет это себе.

Еще вот взлет самолета, две, которые вам очень близки. Соответственно, аэропорт и самолет. Понятно, что это вашей душе близко, потому что вы с этим работали. Здесь, действительно, поражает то, что этот вот небольшой объект… Но здесь он кажется небольшим. На самом деле, он большой. И вот, кажется, что такой тяжелый объект, а он взлетает. И меня всегда это удивляет, когда в самолете находишься, как это возможно, чтобы вот такая огромная вещь и вдруг раз и всплывает. Особенно когда это был двухэтажный и, по-моему, 10-рядный Boeing, на котором… Но это невозможно. Но он тоже взлетел. И у вас вот это ощущение, удивление, которое возникает – оно здесь вот тоже передано.

К сожалению, вот эту работу могу чисто эстетически оценить, потому что она очень такая эффектная. Вот эта вот воронка, холмы, облака. По цвету она такая очень, с одной стороны, конкретная, с другой стороны, такая… в общем, однозначная, потому что каждый цвет очень точно выдержан. Но вот название я тут тоже увидеть не могу.

«Кимберлитовая трубка». Алмазы добывают.

Понятно. Ну, вот видите. Я говорю, знаний не хватает. В данном случае первый раз, когда я сталкиваюсь с тем, что каких-то конкретных знаний мне не хватает, чтобы оценить. Ну, и, конечно, работа, электричеству посвященная. «Ода электричеству». Потому что, действительно, электричество – это электрификация всей страны, которая дала такой прорыв в развитии производства, промышленности, а, с другой стороны, электричество – это тоже опасность. Есть и обратная сторона. Удивительно, как Алексею удается эту обратную сторону увидеть в том, что, в общем, нам кажется вполне положительным.

Так что, вот, работы Алексея – они таковы, что не сразу поймешь, и надо знания специальные иметь для того, чтобы их прочесть. Но это хорошо, потому что это именно очень современно. Современные проблемы, проблемы современного бытия через художественность идеи в такой вот иногда символической, иногда в более конкретной форме отражать.

Теперь работы Марины. Работы Марины – они, конечно, более такие… более насыщенные цветом, колористика другая. Они более яркие. Они разные. Работы Алексея – они похожи. Сразу понятно, что это один художник. А Марина вот очень разная. И я видела работы ее, которые раньше были. Они тоже другие. То есть, у Марины поиск такой вот идет постоянный.

Марина Имар и Ольга Петрова

И вот начинается… Вот эта вот работа, которая дипломирована, как мне рассказала Марина, и действительно заслуживает внимания, потому что вот эта вот скорость… скорость. Но при этом, мне кажется, есть еще фильм такой «Шоссе в никуда», куда вот идет в бесконечность. Вот это вот напряжение скорости, ветра, вот всего такого соединено, с одной стороны, индустриального, промышленного, а, с другой стороны, соединение с природой. И подсветка, конечно, очень красивая.

Вот работа интересная очень, которая… «Месть богов за цивилизацию». Марина сказала, что там пейзаж завуалирован, но для меня это как бы крушение всего. Как раз вот или пейзаж издали, и как бы и морская стихия, и лесная, и, соответственно, пустыня. То есть, здесь как бы разные объекты земли, что они перемешаны среди… в такую вот хаотичную… хаотичное поле, которое само по себе яркое и отражает как раз вот эти вот все ипостаси земного существа. И гайки на этом вот… как бы хаос и гайки. Потому что это действительно то, к чему может привести неумелое обращение с индустриальными процессами.

Здесь мы можем Вернадского вспомнить, который призывал интернационал ученых создать, потому что ученые должны быть ответственны за то, что они открывают, за то, что они делают. И вот, соответственно, еще наш великий ученый об этом думал и призывал ученых задуматься о том, что ноосферу можно разрушить, и тогда, соответственно, не будет никакой жизни, уже не нужны будут все эти научные достижения. Работа Марины очень яркая.

Потом вот эти человечки механизированные, которые двигают вот эти вот шестеренки. И как бы, мне кажется, это даже время здесь вот передается, как бы течение времени, потому что часы – это тоже механизм. Но они механизируют человека. И человек тоже превращается в механизм, подчиненный этому времени. И с этой точки зрения как-то очень интересно схвачен вот этот взаимно острый процесс.

Потом там работа «Карибский…» Как она называется? Мозаика.

«Карибская мозаика». Она какая-то более импрессионистична. Там чувствуется и жара, чувствуется и дождь, и влага, и все такое вот действительно мозаичное. Очень интересная тонкая подсветка, но такая, мягкая очень гамма.

Затем идет работа Алексея. Сразу видно, что это Алексей, потому что это вот склад бывший металлоизделий. Там остатки механизмов, которые похожи на жирафа, на остов жирафа. Он уже сам, этот механизм, тоже уже пришел в негодность. А вот потом Маринина работа, которая называется Бар… 100 рентген.

Да. Тоже сразу понятно, что это речь идет о радиации, что это вот бункер, где можно укрыться от опасности. И вот эти вот… посуда такая вот…

Реплика из зала: А, может быть, это радиация разлита в бутылках?

Нет. Во-первых, нет все-таки. Наверное, наоборот, защита от радиации. Я так считаю, что это защита. А вот выход, exit. Там выход и выход как раз в нее. А можно читать по-другому, что здесь… Ну, вряд ли…

Вряд ли так подумали. Да. Правильно.

В любом случае, эта работа очень актуальна, включая многое, и других происшествий, которые связаны с атомной энергетикой.

И вот работа тоже такая философичная, о которой Марина мне рассказала. Это «Назад в будущее». Там действительно есть объекты, которые возводили тысячелетия назад. Потом их разрушали. Какие-то оставались. Появлялось что-то новое. То превращалось в руины. И потом так или иначе все равно возвращается форма к тому, что было раньше. К тем же зиккуратам, пирамидам, перед Лувром стену поставили тоже. А Мавзолей Владимира Ильича Ленина повторяет по форме зиккурат. Так что, назад в будущее… будущее, прошлое – так или иначе, все равно перемешаются.

И вот, пожалуй, эта работа – тоже очень такая типичная и интересная. Мы часто видим вот эти вот заборы, за которыми не поймешь, что там. Какие-то заводы, которые кажутся такими непривлекательными, отталкивающими по сути своей. И вот эта вот роспись, такое своего рода граффити народное, которое эти заборы покрывает и отражает мыслительные процессы современного человека. То есть, зазеркалье.

Так что, в общем, на этой выставке есть, что посмотреть, и есть, о чем подумать. Это очень приятно и хорошо, потому что не каждое произведение, даже прекрасно написанное, оно заставляет думать. Да, мы можем восхищаться тем, как оно написано, своей эстетической красотой, но думать не заставляет. А здесь, наоборот – и знания нужны, и стремление осмыслить то, что хочет сказать художник. Так что, спасибо, Марина, Алексей. Мне кажется, вы в интересном направлении движетесь. Вот эту работу я почему-то не видела. Она была за дверью. Поэтому о ней сказать пока не могу. Спасибо.